Search
Close this search box.

Перегибы Айелет Шакед: арабские депутаты Кнессета платят слишком высокую общественную цена в коалиции

Отставка члена Кнессета Джиды Ринави-Зоаби была вопросом времени. Правда в том, что арабское общество не понимает, что в Кнессете  делают все арабские депутаты и депутаты от партии Мерец.

Это правительство смущало их с самого начала. Они больше не осмеливаются посещать публичные мероприятия в арабских поселках. Они отсутствовали на демонстрациях Дня Земли и на всех демонстрациях и мероприятиях, в которых участвовали до вступления в коалицию. Социальная цена, которую платят арабские депутаты Кнессета в составе коалиции, слишком высока.

В марте депутат Кнессета Мансур Аббас встретился с представителями семей «закона о гражданстве». Они очень подробно и со слезами на глазах рассказали ему, как над ними издеваются в МВД.  Выслушав их, Аббас заверил, что намерен дать шанс этому правительству — возможность каденции на четыре года. На это один из участников беседы ответил ему, что даже судьи получают скидку в одну треть.  В пятницу Мансур Аббас прибыл в дом Джиды Ринави-Зоаби в Нацерете.

Те, кто заседает с беспомощными членами Кнессета, в основном слышат жалобы на поведение министров Айелет Шакед и Бени Ганца. Эти двое решили опозорить депутатов публично и перед всеми.  Даже Зеев Элькин смущает их меньше. Габи Ласки, Моси Раз, Яссауи Фрейдж и Али Салалха из Мерец избегают встретиться взглядом с борцами за мир и правозащитниками, которые много лет стоят рядом с ними. Они заседают в комитетах, вносят поправки и в конце концов исчезают вместе с голосами.

В последние месяцы Моси Раза и Габи Ласки все чаще можно увидеть на мероприятиях вместе с бывшим депутатом Кнессета Довом Ханиным. В «Хадаш» ходят слухи, что Ханин и Айман Уда планируют создать еврейско-арабскую партию с Разом, Ласки и Михаэлем Розиным. Яссауи Фрейдж, Салалха и Ринави-Зоаби прекрасно знают, что им там делать нечего.

Смущение Марааны Ибтисам не маленькое. Она нечасто бывает в своем родном городе Фарадис, но даже там чувствуется, что она их предала. До того, как присоединиться к Мейрав Михаэли, она работала в кино и на телевидении. Один из пунктов ее программы касался семей, пострадавших от закона о гражданстве. В марте, после выступления против «Закона о гражданстве» на заседаниях комитета, она исчезла из голосования. Семьи, пострадавшие от закона, встречали ее на площади у входа в Кнессет. Они остановили ее машину и попросили дать обещание, что она будет выступать против Закона. В конце концов, она ушла от голосования ради Михаэли после того, как коалиция пообещала поддержку оппозиционных фракций.

Валид Таха из РААМ знает, что его самым большим врагом в коалиции является Айелет Шакед. Они потратили много часов, пытаясь убедить ее и ее подчиненных принять Закон Тахи об электричестве. Чтобы подтвердить решение правительства Нетаньяху признать три деревни в Негеве, она разразилась ором. Таха сообщил своему окружению, что даже Беннет умоляет их попытаться переубедить ее. Глава местного совета, который почти полгода ждал, пока он подпишет план расширения своего поселения, в конце концов обратился к министру юстиции, который обратился к Зееву Элькину, чтобы убедить Айелет Шакед подписать расширение юрисдикции. Команда Шакед позаботится о том, чтобы выжать из всех соки, прежде чем они добьятся хоть каких-то достижений.

На прошлой неделе официальные лица RAAM распространили пресс-релизы, в которых говорилось, что политика применения Закона о планировании и строительстве в Негеве изменится. В распространенном среди арабских СМИ  заявлении RAAM говорится, что теперь сносу не будут подлежать здания до семидесяти метров. Шакед орала на представителей Минюста. Два дня спустя они отрицали, что политика правоприменения изменилась.  В социальных сетях на арабском языке над Тахой смеются. Журналист Ваиль Авад публикует ежедневную рубрику, в которой высмеивает людей из РААМ.

Пока люди Нетаньяху нападают на Беннета, раздавшего 50 миллиардов долларов, выясняется, что Либерман поручил бюджетникам отсрочить принятие бюджетных правил, предназначенных для перечисления средств. Вместо 10 миллиардов в год, о которых говорит Нетаньяху, в 2022 году Беннетт должен был перевести 6 миллиардов шекелей. Когда государственный бюджет был передан в Финансовый комитет, стало ясно, что бюджетный отдел не включил средства, обещанные Аббасу и партии РААМ, в уже утвержденный бюджетный проект. Тем не менее, депутат Кнессета Иман Хатиб Ясин выступила в поддержку передачи бюджета. Финансисты, которые поняли, что депутаты от РААМ не знают, как работает госбюджет, пообещали им, что в феврале примут поправки. Их убеждали, что планы по реализации решения правительства не готовы. Февраль давно закончился, а поправки так и не дошли до Финансового комитета.

В апреле министры финансов также перечислили миллиарды в различные правительственные министерства, но средства запрашиваемые Аббасом не были внесены. Неделю назад Аббас объявил, что министерство финансов переведет 200 миллионов шекелей на гранты арабских властей. Средства, которые должны были прийти до Рамадана, на этой неделе тоже не поступили. Аббас знает, что его мир пошатнется, если выборы будут перенесены, и готов на все, чтобы сохранить коалицию.

Айелет Шакед уже поняла, что Аббас пристыжен и отчаялся, и пользуется своим положением. Если Ринави-Зоаби продолжит настаивать, Шакед, Либерман, Элькин и Ганц могут сдаться. Опросы показывают, что RAAM пройдет процент блокировки, однако состояние Шакед и Элькина не вызывает тревоги. Единственные, кто действительно хочет выборов, — это Айман Уде и Биньямин Нетаньяху.  Каждый по своим причинам.  И мы расскажем об этом позже.

Фото: wikimedia commons

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *